Август 2012


Как-то по весне выхожу из подьезда, а в дом вьезжает новый русский. Быв?ие хозяева квартиры поумирали, дети ее продали.
Мой сосед по подьезду, военный пенсионер. Михаил Петрович. Поздоровался по ручке и говорит:
- Надо же, какие книги на мусорку выбрасывают: Куприна, Чехова,Лескова, Дюма, Золя. ? не жалко…
- Не может быть? - удивился я.
- Я серьезно. Не вери?ь - сходи посмотри, - обиделся Петрович. - Только что всю подписку Льва Толстого рабочие мимо пронесли.
Подо?ли к мусорке. Смотрю, действительно, гора книг на земле. Тут же пластинки разбросаны: Утесов, Окуджава, Бернес…
Петрович наклонился и, взяв книгу, прочитал: Жюль Верн “Дети капитана Гранта”.
“Надо же! Такая книга и лежит в пыли среди мусора… Обидно!” - обожгла меня обида.

>>> Читать дальше >>>

Проткнул однажды я на даче ногу ржавым гвоздем, попал в больницу. Соседом по палате оказался заместитель директора одного из омских театров, очень интересный человек, эмоциональный, много всего в жизни повидав?ий. Семьи у него не было, поэтому его щедро подкармливали всей палатой. Он все обещал, что угостит нас вскорости необыкновенным сыром.
? вот однажды кто-то крикнул в дверь палаты:
- У вас с театра кто лежит?
- Лежит, - отвечаем.
- Его у вахтер?и спра?ивают!
Оказывается, при?ел его попроведать актер драмтеатра Ножери Чони?вили. Неболь?ой сверток от актера мой сосед положил в холодильник, радость переполняла его.
- Попро?у, товарищи, далеко не убегать, - предупредил он нас. - Я пойду, а то, неровен час, вахтер?а нагрубит моему гостю.

>>> Читать дальше >>>

Знак вопроса меж бровей.
Нет покорности судьбе.
Он симптомы, как Гарвей,
?зучает на себе.

Омские знакомства